Previous Entry Share Next Entry
Индия заметки
free_kotka

1.                 Камера хранения на центральном железнодорожном вокзале в Мумбае – Cloak Room. Удивительное дело, есть и работает! Для чемоданов и сумок требуются замки (их можно приобрести прямо на вокзале или неподалеку), столько, сколько необходимо, чтобы запереть все молнии. Рюкзаки принимаются, как есть. Стоимость услуги 10 рупий в сутки. Выглядит все вполне прилично, служащие, квитанции, но что в результате – кто знает?

2.                 Индийские животные. Собаки. Первых собак я увидела в ашраме – тихие, мелкие собачки. Бегают, виляют хвостом милые вегетарианцы, для которых и кокосовый орех в радость. А утром раздался вполне злобный собачий лай на неизвестном собачьем наречии. Это меня позабавило – я не поняла, о чем собаки так злобно гавкали, в России-то я всегда понимала причину собачьего лая! Кошку в ашраме видела одну – худую, полосатую, ушастую, чистый микротигр. Стаи обезьян. Как-то раз у меня случилась с ними стычка. Я внесла на территорию ашрама бананы в п\э пакете,  держа его за спиной, намереваясь быстро забежать в книжный магазин. Не успела! В магазине был перерыв, а обезьяна успела учуять бананы и уверенно бежала ко мне, и за ней уже спешила вторая. Засовывая пакет с бананами в сумку и не выводя рук из-за спины, с твердым намерением зубами и когтями отстоять свои бананы,  я встретила первую обезьяну сильно топнув ногой вперед в ее направлении с громким и шипящим «ХАШШ!». Обезьяна ретировалась. Победа была за мной! Но урок усвоила – никаких пакетов  с фруктами, война мне ни к чему! Еще двоим из нашей группы повезло меньше, одного просто сильно боднула корова, девушке расцарапала щеку. А в ашраме у Сай-Бабы в комнату к нам забралась за фруктами обезьяна, меня не было, но рассказанная мной история бабушкам помогла – активное наступление со звуком обезьяну также напугало, и она бежала с поля боя, опрокинув, правда, стол со всем имуществом. Бабушки выдали обезьянке банан, чтобы не обижалась.

3.      Родные попутчики. Конечно, с друзьями веселей дорога! Но привычки и способы движения у всех разные, и, если отсутствует очевидный лидер или лидер по общей договоренности, который определяет как, куда, чем и в какой последовательности, то надо думать чего больше хочется – компании или личной свободы, выигрыша с друзьями в деньгах или личного,  но во  времени. Я готова, у остальных не в шубе рукав, встать в 5 или в 6 утра мне просто, кто-то не раньше 9, мне ехать в ночь – опасно, кто-то не видит ничего особенного. Или жить вдвоем – одному сон, другому не спится. Что более ценно – сэкономить денег на жилье и транспорт или не отвлекаться на других? А представляете, что есть такие, кто вообще не готов договариваться: «Завтра встанем, и как будет, так и будет….». Подразумевая, что в 5 утра их точно никто не разбудит. Зря они так думали…. Завтра уже наступило! Я – активный противник демократии среди попутчиков, уж лучше самой по себе.  Руководитель – дело тонкое, нам повезло, мы были с Сумираном, а потом я поехала одна, и  это мне понравилось.

Попутчики «поневоле». В Тиру накануне отъезда вечером я договорилась с моторикшей, что он за  80 рупий в 6 утра заберет меня из гестхауза и привезет на автовокзал. Цена эта была приличная, но мне было нужно попасть на автовокзал пораньше, чтобы успеть на автобус и доехать до Пондичерри и Ауробича до наступления жары. Утром рикши не было, ни в 6, ни в 6-15. Я смотрела на пустынную дорогу, чтобы не пропустить попутный транспорт. Вышли соседи по гестхаузу. Были они не европейцы, но и не местные индусы. С помощью английского, эмоций и воздетых рук я им объяснила, что моторикша меня подводит, я собираюсь уехать, но если он все-таки приедет, то пусть пеняет на себя! Как только соседи поняли, что индус меня подвел, один из них сказал: «О-кей-о-кей» и сделал кивком и покачиванием головы из стороны в сторону восьмерку, что в тамильском исполнении значит полное согласие с моим возмущением, и тут же мановением руки материализовал другого рикшу, которого я выглядывала все это время, пока им это объясняла. За 70 рупий этот быстроходный драндулет и довез меня до автовокзала, где уже стоял автобус, и все места были заняты, а следующий – ясное дело – через час и без гарантий! Вы знаете, какую неприятную отрыжку порабощения страны носят в себе индусы? Они не чувствуют разницы между нормально-вежливым поведением и лакейской услужливостью. Если ты европеец, то однозначно – большая белая обезьяна, годная только на выманивание из тебя денег любым из 101 законных способов, не прибегая ни к какому насилию, заметьте! Если вы не соединены никаким общим интересом/делом, то априори – вы просто ходячий кошелек. Поэтому я ходила вокруг автобуса, а индусы сидели и указывали мне на ступеньки (автобусы, как вы уже читали, наверное,  в Индии без дверей). Меня сие поведение не обескуражило и не огорчило. Ступеньками я пренебрегла не из-за гордыни, а из-за страха, что запросто могу выпасть на ухабе. Как индусы считывают инфу с вас – непонятно, но сразу после моего решения, что здравый смысл не позволяет мне рисковать на ступеньках, я получила любезно-снисходительное приглашение с последнего ряда, где  аборигены просто потеснились. Там сидело 2-е мужчин и муж с женой и ребенком-девочкой лет 2-3-х. Вот между женщиной и мужчинами я и села. Поехали. И тут как задуло! И стало очень холодно. Холодно – не жарко. Достала я плед, которым спасалась весь циклонически-дождливый период в ашраме Тиру, укутала ребенка, один конец дала женщине, вторым укрылась сама. И тут индус, который и выделил мне свободное место спрашивает: «А в Раманашраме я вас что-ли видел?» И показывает на мой плед.  «Да», – отвечаю, «была там, теперь в Ауровиль еду». И вся холодность сразу пропала. Если до этого я сидела между совершенно чуждыми мне людьми, то после выяснения «моей личности» и у женщины пропала неловкость от получения от меня какой-то услуги, и индус стал старым знакомым. Так мы все тихо вздремнули 2 часа. Выходили они на подъезде к Пондичерри, сказали спасибо и пожелали доброго пути.

Второй случай с попутчиками был в ночном автобусе Пондичерри-Бангалор. Я даже не знаю, на каком языке они говорили, это и не важно, т.к. я не знаю никакого, и что они реально сказали, знают только они. Но вот что я поняла. В полутемном автобусе у меня место 12. Нашла и села. Заходит женщина с годовалым ребенком на руках и мужем следом. «Ой, кто это? Я что с ней ехать?» «Не волнуйся, у тебя другой ряд – место 14»

За ними следом – трое, муж, жена и дочь лет 16-18.

– Боже мой! Кто это? Доченька, не садись туда, садись сюда!

– Ничего, мама, это женщина, не страшно.

– Страшно, не страшно, чужой человек, садись сюда, с папой, я сяду к ней.

– Не волнуйся, мама, все хорошо.

–Дочка, давай ты к маме, а я на твое место, решился отец.

– Ладно, пусть там сидит…– разрешила мать.

Все успокоились. Я затянула до упора вентиль кондиционера, надела носки, достала плед. Девушка завернулась в войлочную накидку, укуталась с головой и тихо спросила по-английски, откуда я. Из России.  А, разочарованно протянула индианка, как если бы никогда не слышала о такой стране. И мы заснули.

 



?

Log in

No account? Create an account